17 легенд о Валерии Харламове

17 легенд о Валерии Харламове

Со дня смерти Харламова прошло уже почти 35 лет, и за это время его жизнь обросла невероятным количеством мифов и легенд. В дни домашнего Чемпионата мира агентство Р-Спорт публикует самые известные из них

Легенда №1. Родился в машине "Скорой помощи"

Миф, придуманный Тарасовым. Бегония Харламова и правда начала рожать в "Красной звезде" в ночь на Старый Новый год. Но ее благополучно доставили в роддом. А родился Валерий примерно в 10 утра без особых происшествий. За исключением, пожалуй, реакции матери. "Она когда его увидела, закричала, почему голова у него вытянутая, как огурец. А это потому, что мать зажималась при родах", - рассказывала Татьяна Харламова, младшая сестра Валерия.

Легенда №2. Был назван в честь Валерия Чкалова

В русской "Википедии" написано, что Харламова назвали в честь Валерия Чкалова - советского летчика-испытателя, героя Советского Союза. В основном, это является правдой, хоть и с оговоркой. Историю про Чкалова подтверждает отец Харламова Борис Сергеевич. "Валерой почему назвали? Чкалов. Валерий Чкалов. Легендарный летчик. Всенародный любимец! Эти его пролеты под мостом… Кружилась от них голова", - рассказывал он в книге "Неизвестный Харламов".

Там же, впрочем, Борис Сергеевич оговорился, что у него еще был младший брат Валерий, который был к ним очень близок. Кто знает, может не только полеты Чкалова вдохновили Бориса и Бегонию. Что касается страницы в "Википедии", то ее составляли явно с любовью о Харламове: большинство фактов оттуда нашли свое подтверждение в литературе.

Легенда №3. В детстве был обнаружен порок сердца

До сих пор сложно понять, почему болезненное детство Харламова никак не был указано в "Легенде №17". В общий сюжет это укладывается идеально. Харламов был крайне болезненным ребенком. С рождения у него была диспепсия – неусвоение пищи, из-за чего он долго лежал в больнице. По признанию родителей, до 13-летнего возраста Валерий схватил все болезни, которые можно было схватить. Частые ангины должны были оставить Харламова без большого спорта: весной 1961 года он в очередной раз заболел ангиной, в ходе которой врачи нашли у него порок сердца.

"Валерка очень часто болел ангиной. Одна за одной, одна за одной, - рассказывала Татьяна. - И вот был один такой случай. Только переболев, пошел в ванную мыться. Хотел свет включить правой рукой, а она как плеть повисла. Брат упал". Врачи поставили диагноз "детский паралич", который стал следствием многочисленных простуд.

Восстанавливался Валерий в санатории в Красной Пахре, потом – в заводском пионерлагере под Звенигородом. В августе его выписали из санатория для сердечников, а уже в сентябре Валерий, никого не предупредив, пошел записываться в хоккейную секцию ЦСКА. Скоро отец об этом узнал, но сына останавливать не стал. А через год врачи Морозовской больницы признали, что Валерий полностью здоров.

Легенда №4. Тарасов пытался долго не замечать Харламова

Правильно говорят те, кто видит правду посередине. В фильме отношения Тарасова и Харламова переплетены куда сильнее, чем это было в жизни. Анатолий Владимирович сразу увидел в Валерии перспективу, но его долго смущал рост (то ли 173, то ли 174 сантиметра), который даже по скромным тогда еще советским хоккейным меркам был, мягко говоря, невыдающимся. Тем не менее, в Чебаркуль Харламов был отправлен исключительно с целью набраться опыта перед дебютом в основной команде. Тарасов уже знал, что этот хоккеист как минимум будет крепким профессионалом.

А вот история с поездкой в Японию имела место быть. Уже после возвращения из Челябинской области Харламова позвали в турне вместе с основой ЦСКА. Тот поехал в аэропорт, но потом вернулся домой: в последний момент ему предпочли приятеля Александра Смолина, который тогда котировался выше Валерия. "Подождите чуток. Я еще им всем докажу", - сказал Харламов, когда вернулся домой из аэропорта.

Легенда №5. Лазил с Гусевым на градирню ТЭЦ в Чебаркуле

Одной из важнейших сцен в "Легенде №17" является эпизод в Чебаркуле, когда сосланные молодые Валерий Харламов и Александр Гуськов (на самом деле – Александр Гусев) полезли на градирню ТЭЦ. Там Харламов, рискуя жизнями обоих, сумел заставить товарища вернуться к тренировкам и прекратить загулы.

Об этом пару лет назад в газете "Спорт-Экспресс" рассказал сам Александр Гусев: "Ни на каких тросах в Чебаркуле мы не висели, это просто смешно. И вообще в фильме многое приукрашено. Вот, почему я – Гуськов? Получалось, будто мы с Валеркой в Чебаркуле только за бабами увивались да водку пили. Я возмутился. И меня вычеркнули. Вписали Гуськова. Но и сценарий, слава богу, подчистили".

Легенда №6. Тарасов поставил юного Харламова защищать ворота

Еще одна эффектная сцена из фильма: Анатолий Тарасов ставит пока еще "звездившего" Харламова без клюшки защищать ворота на тренировке, а партнеров из ЦСКА бросать по нему со всей силы. Эта история правдивая на 99%, все ветераны той команды ее подтверждали. С единственной оговоркой, что Тарасов придумал это не на Харламове, он часто практиковал подобное и на других новых хоккеистах, позаимствовав упражнение в Северной Америке.

А вообще Анатолий Владимирович был едва ли не самым находчивым тренером в истории мирового хоккея, постоянно придумывая что-то новое. Когда готовил ЦСКА к Суперсерии, вывозил команду в лес и заставлял на полной скорости врезаться в дерево, упражнение называлось "бей канадца". Или вот еще: чтобы повысить концентрацию Владислава Третьяка, Тарасов требовал от Владимира Шадрина и Евгения Зимина бить вратаря клюшками, пока остальные бросают по воротам. Главное – результат.

Легенда №7. Решение создать тройку Михайлов – Петров – Харламов было спонтанным

В фильме все выглядит красиво: Харламов забил уже в своей первой смене за ЦСКА, потом долго отсиживался в запасе, а в какой-то момент Тарасов выкрикивает: "Михайлов, Петров… Харламов!". Так бывает только в фильмах. Доподлинно известно, что дебютировал за взрослый ЦСКА Валерий 22 октября 1967 года в Новосибирске. Армейцы тогда выиграли крупно, но ни одна из девяти шайб не была заброшена Харламовым. Первый раз он забьет за ЦСКА только после командировки в Чебаркуль, 23 апреля 1968 года "Крыльям Советов".

Что касается легендарной тройки, то мысль заменить Вениамина Александрова на Валерия Харламова закрепилась в голове у Тарасова на международном московском турнире 1968 года (позже – Приз "Известий"). Именно тогда они заиграли друг с другом на постоянной основе. Что было дальше, нет смысла рассказывать.

Легенда №8. Попал в аварию перед Суперсерией, но восстановился

Пожалуй, этот момент в фильме "приукрашен" больше всего. По сюжету, Харламов попадает в аварию перед Суперсерией-72, долго восстанавливается и летит в Канаду с незалеченной ногой. Превозмогая боль, Валерий делает хет-трик в первом матче и приносит сенсационную победу сборной СССР со счетом 7:3.

На самом деле, все было совсем не так. В Канаду Харламов полетел здоровым, а в аварию попал четыре года спустя – 26 мая 1976 года на Ленинградском проспекте. И не в грузовик он въехал, а в столб, пытаясь объехать выходящих из автобуса людей. Вот дальше все как в фильме: два месяца он лежал с переломом правой голени, потом заново учился ходить под присмотром хирурга Андрея Сельцовского, а в палате ему взаправду установили спортивную комнату.

Вернулся на лед Харламов уже в ноябре в матче с "Крыльями Советов". Соперники согласились играть с Валерием максимально корректно, а партнеры уже на 4-й минуте организовали для него гол, встреченный овациями всего дворца. Кстати, тренировал "Крылья" тогда Борис Кулагин – тренер, который первым увидел талант Харламова. Еще до того, как тот попал к Тарасову.

Легенда №9. Бобби Кларк по ходу Суперсерии специально сломал Харламова

Как справедливо пишут коллеги, если бы у "Холодной войны" был символ, то его звали бы Бобби Кларк. Этот момент существенно повлиял на развитие хоккея в Северной Америке. В шестом матче Суперсерии-72, уже переехавшей в Москву, Кларк на скорости догнал Харламова и наотмашь ударил того клюшкой по правой ноге в область лодыжки. Это был поворотный момент всего турнира: эту и все оставшиеся игры советская сборная проиграла.

Позже второй тренер канадцев Джон Фергюсон признался, что у Кларка была установка вывести из игры Харламова, и это подтвердили игроки той сборной. Кларк, впрочем, до сих пор заявляет, что установки "убивать Харламова" не помнит. И при этом повторяет: "Если бы я тогда не рубанул, то так бы и не выбрался из своего местечка Флин Флон". Где бы ни была правда, профессиональный хоккей в тот вечер раз и навсегда усвоил главный урок: "Для результата на льду хороши любые средства".

Легенда №10. Харламову предложили миллион долларов за переезд в НХЛ

Доподлинно неизвестно, какую цифру предлагали Харламову за переход в клуб НХЛ, но такое предложение действительно было. Не перед Суперсерией, как показано в фильме, а после ее первого матча. "Без Петрова и Михайлова согласиться не могу", - отшутился Харламов, когда к нему подошли с предложением. Люди были серьезные, поэтому стали готовить три контракта. Разумеется, напрасно.

Впрочем, отец Харламова позже расскажет, что Валерий какое-то время раздумывал над предложением убежать. "Я бы с огромным удовольствием там поиграл, - вспоминал Борис Сергеевич слова сына. - Только поймите, если рвану туда, вам здесь житья не будет. Сгноят вас, закопают…"

Легенда №11. Поссорился с матерью из-за хоккея

Мама Харламова, Бегония, была родом из Басконии. И, судя по многочисленным воспоминаниям, ее характер в "Легенде №17" передан точно. Но вот историю со ссорой и многолетним конфликтом с сыном сценаристы придумали. Зато был другой случай: на одном из матчей она так громко поддерживала Валерия, что милиция приняла ее за цыганку и забрала в отделение. Когда об этом узнал Харламов, купил самый большой в то время телевизор и привез его родителям. "Очень тебя прошу, смотри мои игры дома", - попросил Валерий.

Легенда №12. Был очень популярен у женщин

Неудивительно, что Харламов был популярен у женщин. Хоккеист, наполовину испанец, гитарист, душа в любой в компании: не жених, а мечта. Где-то можно прочитать, что всех своих девушек Валерий называл "мартышками". Некоторые как-то доставали номер телефона Харламова, звонили и молчали в трубку. Тем не менее, он не был загульным: более пяти лет Валерий встречался с Мариной Баженовой.

Татьяна Харламова рассказывала интересные детали личной жизни брата. Он мог договориться о свидании, но отправить на него сестру, сославшись на занятость. Женился Харламов на Ирине Смирновой, которая к тому моменту уже родила ему сына Александра. Из всей любовной линии в "Легенде" правда - только то, что будущая жена сначала приняла Харламова за таксиста. В воспоминаниях сестра расскажет, что в 81-м Валерий был близок к разводу. Правда это или нет, мы уже никогда не узнаем.

Легенда №13. Любил выпить

В среде болельщиков того времени ходили легенды о том, как отдыхают хоккеисты. Да что греха таить, они и сами шутили, когда получали два дня отдыха между сборами: "Город отдается нам на разграбление". "Режимные" если в те годы в СССР и существовали, то их имена остались неизвестными. Что касалось Харламова, то алкоголь он мог себе позволить. "Охоч до выпивки брат не был, мог выпить, чтобы снять напряжение", - объясняла сестра Татьяна.

Легенда №14. Говорил по-испански

Единственный раз, когда Харламов посетил Страну Басков, произошел в 1956 году. Мать забрала сына и дочь, когда у испанцев была возможность вернуться на родину, уезжая в Бильбао с целью остаться там навсегда. Но через несколько месяцев вернулась из-за тоски по Союзу и мужу. Сцена с корридой и Валерием, разумеется, была полностью выдумана, но вот что он легко говорил на испанском языке – это действительно так.

Сестра Валерия вспоминала, что он обучил испанскому мату всех друзей во дворе. С матерью Харламов часто мог общаться на ее родном языке, да и земляки Бегонии дома бывали постоянно. "Вот закончу с хоккеем, поедем в Испанию хоккей поднимать. Такая страна - и без хоккея пропадает", - размышлял то ли в шутку, то ли всерьез Харламов в разговорах с Валерием Васильевым.

Легенда №15. Тихонов отцепил Харламова из-за личной неприязни

Пожалуй, в этом списке эта легенда самая тяжелая, потому что сыграла трагическую роль. Многие любители хоккея даже после смерти Виктора Васильевича Тихонова не могут простить ему решения не включать Харламова в окончательный состав на Кубок Канады-81, который планировался как последний большой турнир в его карьере. По словам недругов Тихонова, поводом для такого решения стало какое-то давнишнее нарушение режима со стороны Харламова.

Только в 2009 году Тихонов в интервью "Спорт-Экспрессу" объяснит то свое решение: "В 81-м Харламову стукнуло 33. У него к тому моменту были напрочь разворочены голеностопы. Валерка-то обыгрывал всех на льду за счет своих подвижных голеностопов. Если ЦСКА он бы помог даже в таком состоянии, то в сборной уже терялся. Он и сам это осознавал. Накануне отъезда в Канаду мы разговаривали в бане. "Валер, ты не обижайся". - "Виктор Васильевич, я все понимаю. Никаких обид. Вы ж меня сроду не наказывали, хотя часто по пьянке прокалывался".

Легенда №16. В год аварии хотел закончить карьеру

Эту историю рассказал незадолго до своей смерти Борис Харламов. В 81-м году реформы Тихонова были в разгаре. Он убрал Михайлова, убрал Петрова. Было логично, что следующим должен был быть Харламов. Изначально это должно было произойти после Кубка Канады, но тренер, по всей видимости, решил сделать это до. "Валера говорил нам, вот Кубок Канады отыграю, институт закончу, диплом получу – и вешаю коньки на гвоздь, - говорила Татьяна. – Каких-то месяцев не хватило брату".

В четверг 27 августа 1981 года, в семь часов утра, на 74 километре Ленинградского шоссе произошла авария. За рулем "Волги" была Ирина, которая толком водить не умела. Обычно Харламов не пускал жену за руль, но в тот момент был не в состоянии, не смог смириться с тем, что не поехал в Виннипег. Ирина не справилась с управлением на скользкой от дождя дороге, машину вынесло на встречную полосу, где она столкнулась с грузовиком. Все пассажиры "Волги" скончались на месте.

Легенда №17. Харламов всю жизнь играл под №17

Читателю, дошедшему в этом материале до конца, уже должно быть понятно, почему 17-й номер навечно выведен из обращения в ЦСКА и сборной России (традиция после развала СССР, слава богу, сохранилась). Сегодня даже 71-й номер в национальной команде, последнее десятилетие закрепленный за Ильей Ковальчуком, нужно заслужить. Кстати, большая загадка, возьмет ли кто-то №71 на ЧМ-2016, ведь и Ковальчука, и травмированного Евгения Малкина в Москве не будет.

Закончить хотелось бы малоизвестным фактом: Харламов играл и под другими номерами, кроме 17-го. Свой первый чемпионат мира он выиграл с номером "12", потому что заветный был у Евгения Зимина. А самый знаменитый портрет Харламова, который вы почти наверняка видели, сделан с №14 на плече. Почему он играл с ним всю Суперсерию-77, доподлинно неизвестно. Да и не так важно, ведь мы запомним того самого Харламова – с легендарной цифрой "17" на спине.

Александр Рогулев, Р-Спорт

Axion big center