Федор Канарейкин: «Свой главный матч в жизни я еще не выиграл»

Федор Канарейкин: «Свой главный матч в жизни я еще не выиграл»

«Р-Спорт» публикует большое интервью с членом клуба «Легенды Хоккея» Федором Канарейкиным, в котором заслуженный тренер России рассказал о борьбе с раком и о планах на новый сезон

- Как себя сейчас чувствуете?

- Я прошел необходимый курс лечения в Мюнхене, который занял больше месяца. Чувствую себя нормально: что запланировали, все сделали. Теперь нужен контроль, и будем двигаться дальше.

- Самая неожиданная помощь, которую получили после того, как информация попала в прессу?

- Письма и СМС от простых, нехоккейных людей. Причем со всех уголков России. Я до сих пор не могу понять, неужели мой телефон так просто узнать? Звонили родители ребятишек из Одинцово, где я работаю директором хоккейной школы. Знаете, это очень много сил добавляет и уверенности в себе. Почти год провел в замкнутом семейном кругу и уже как-то не ожидал, что получу столько позитива и людской доброты.

- Дэйв Кинг в своей книге описывал вас как одного из самых позитивных людей в российском хоккее. Кажется, эта беда вас никак не изменила?

- Совершенно не изменила. Одна из сторон борьбы с болезнью – человеческий фактор. Когда она приходит, нужно иметь еще больше позитива, чем было до этого. Периоды были разные, и некоторые правда очень сложные. Но что причитать? Надо улыбаться жизни.

- Переживший саркому Никита Квартальнов говорил, что первое время замкнулся в себе, когда узнал о болезни. У вас так было?

- Да, то же самое. Мы же все люди, вряд ли кто-то может подобное принять как данность. Не дай бог кому такое пережить. Самое главное в это время – поддержка близких, в первую очередь семьи. На родных ложится дополнительная нагрузка, очень многое решают простые разговоры с женой и детьми.

- В такие моменты, наверное, о смысле жизни задумываешься.

- Абсолютно. О том, чего достиг и что не удалось. Как-то автоматически в голове начинаешь подводить итоги. Самое главное - хочется пожить на этой земле подольше, воплотить все свои нереализованные задумки во внуках. Да и правнуков хочется увидеть. А больше всего хочется еще повыигрывать. Есть у меня еще голод до побед в хоккее!


- Неужели врачи не запретили выходить на лед в вашем состоянии?

- Наоборот! Советовали вести образ жизни, который вел до этого. Можно и двигаться активно, и в хоккей играть. Понятное дело, не нужно надрываться, пора бы уже и возраст свой учитывать. Ха-ха, не хочется-то как!

- А что с тренерской деятельностью? Если в мае врачи дадут добро, то клуб КХЛ в следующем сезоне возглавить сможете?

- Нужно дождаться результатов, а так – да, абсолютно готов. У меня есть что доказывать. В первую очередь – самому себе. Я много что в жизни доказывал, но теперь ставлю перед собой новые задачи. У меня сейчас идет решающая в жизни схватка. Это мой главный поединок в жизни, который я обязан выиграть.

- Удалось посмотреть январский матч в вашу поддержку в "Парке Легенд"?

- В интернете видел фотографии и читал. И сын подробно рассказывал, и Андрей Коваленко (глава профсоюза игроков).

- Растрогало?

- Я знал, что живу в дружной хоккейной семье. И мы живем не только на льду, но и за его пределами. Я считаю, что в тяжелые минуты жизни мы должны помогать друг другу. Мне подставили плечо. Если у кого-то произойдет в жизни что-то подобное, то я подставлю свое. Именно так и надо жить. Если кто-то обратится со своей болью, теперь смогу даже какой-никакой совет дать.

- Чего вам хочется прямо сейчас?

- Хочется по-прежнему быть единицей в российском хоккее. Продолжать дружить и общаться с теми, с кем я всю свою жизнь сражаюсь на площадке. Еще хочется, чтобы вся моя семья была здоровая и пополнялась, а еще чтобы младший сын наконец-то подарил внуков. В общем, хочется жить.

Александр Рогулев

Полная версия интервью на сайте rsport.ru

Axion big center