Игорь Ларионов: «Для меня важен игрок и важен человек»

Игорь Ларионов: «Для меня важен игрок и важен человек»

Легендарный нападающий ЦСКА и «Детройта», член клуба «Легенды Хоккея» и хоккейный агент Игорь Ларионов  побывал в офисе ХК «Динамо-Минск», поделился своим видением белорусского хоккея и рассказал о принципах работы с игроками

Вы довольно часто бываете в Беларуси, хотя белорусский рынок считается не слишком привлекательным для хоккейных агентов. С чем связан ваш интерес к нашей стране?

- Раз в два года – это считается часто?:) На самом деле я не стараюсь «прочесывать» рынок в поисках игроков, потому что сотрудничество с тем или иным хоккеистом – дело деликатное. Стараюсь концентрироваться на качестве, а не количестве. У меня есть здесь два клиента – Артур Гаврус и Шарль Лингле, и этого вполне достаточно. Если направлений работы становится слишком много, можно потерять баланс, что не вполне честно по отношению к игрокам.

 

Артур – один из наиболее талантливых белорусов нового поколения. Вы довольны тем, как развивается ваш подопечный?

- Пока его карьера развивается волнообразно: вслед за успехом следует спад, связанный, как правило, с очередной травмой. Это меня немного беспокоит. Для того чтобы быть лидером команды, надо играть стабильно, избегать травм. Лидер всегда должен быть в обойме, а не в лазарете. В этом плане разговор с Артуром ведется. Дело не в том, что он должен беречь себя, но его задача – избегать тех ситуаций, в которых он становится уязвимым. Он – парень рисковый, ничего не боится, но риск должен быть оправдан. С его азартом, скоростью, игровым энтузиазмом легко попасть под силовой прием. Поэтому Артуру важно играть разумно.

Это в том числе относится к той ситуации, в которую он попал в Новокузнецке?

- В любом случае хоккеист, нацеленный на ворота, попадает в зону риска. И этот элемент убрать из игры невозможно. Но надо находить возможность трезво оценивать игровые моменты, чтобы понимать, можешь ли ты в данном случае протаранить оборону, чтобы тебя не «убили», не врезали тебе в спину и ты не улетел бы в борт. А в целом я вижу, что у Артура потенциал большой, и такие игроки не должны быть в лазарете, а должны играть.

 

Любопытный момент был в это межсезонье: Артур неожиданно для многих подался в чемпионат Финляндии, в состав дебютанта СМ-лиги «Ваасан Спорт». Не приоткроете секрет: почему он решил уехать из Минска и почему в итоге вернулся обратно?

- Если говорить начистоту, то задача была подвести его к Северной Америке. Гаврус драфтован «Нью-Джерси Дэвилс», и у них большой интерес к нему после прошлого чемпионата мира. Но я предупредил их генерального менеджера Рэя Шеро, что Артур пока не готов. Попросил дать ему еще год, чтобы Гаврус сделал своего рода транзитный переход к североамериканскому хоккею. Фактор №1 – маленькие площадки, на которых играют в Финляндии, за счет чего хоккей там более вертикальный и приближенный к НХЛ, чем в Континентальной хоккейной лиге. Кроме того, у меня был договор с командой, которая очень сильно хотела его. «Ваасан Спорт» – команда молодая, там Артур получил бы много игрового времени, в том числе, в большинстве и меньшинстве. Это было то, что ему нужно, чтобы он начал брать на себя роль лидера. Но что-то не получилось, и Артур решил вернуться обратно.

И когда это произошло, вплоть до злополучной травмы Гаврус играл замечательно, был тем самым лидером, которого вы в нем хотите видеть.

- Никто не знал, что так получится. До его отъезда в Финляндию присутствовало определенное недоверие к Артуру со стороны тренерского штаба «Динамо». И это понятно: молодые игроки зачастую не имеют этого доверия, так как всегда присутствует опасение, что они допустят результативные ошибки. Но, вернувшись из «Ваасан Спорт», он получил то, о чем мечтал. И я был приятно удивлен его игрой на старте сезона. Возможно, повлияло то, что он в Финляндии доказал, что способен выходить на лед в первых двух звеньях, играть стабильно, приносить результат.

Сейчас Гаврус приглашен в тренировочный лагерь национальной сборной. Как оцените его шансы на поездку на чемпионат мира? Сумеет ли он проявить себя там, учитывая то, что Артур пропустил практически полсезона?

- Сегодня в мире большого спорта, мире хоккея и американского футбола эпидемия травм головы. Тут важно получить серьезную консультацию доктора и четко ее придерживаться. Голова – это не локоть или плечо, где ты точно знаешь, что, допустим, через шесть месяцев будешь готов вернуться на лед. Поэтому мы постоянно были на связи. Более того, я свел Артура с ведущим специалистом в Северной Америки по сотрясениям мозга, работающим с НХЛ и НФЛ доктором Катчером из Мичиганского университета. Он выслушал Артура и дал ему свои рекомендации. Это сложный процесс. Те же Джонатан Тэйвс и Сидни Кросби потеряли много игрового времени в своей карьере из-за схожих травм.

Сейчас многое зависит от самого Артура. Сегодня я наблюдал за ним в тренировочном процессе, и к его работе вопросов нет. Он начинает возвращаться на тот уровень, на котором находился ранее. Впереди у него 4-5 товарищеских матчей, они дадут ему возможность понять, где он находится. Важно, чтобы он не спеша, не форсируя обрел свою игру. Думаю, у Артура это получится. А дальше решение будет за тренерами.

Вы упомянули Тэйвса, Кросби… Знаю, что в НХЛ многое сделано, чтобы прекратилась эта «охота» за лидерами. Возможно ли вообще достичь такого баланса чтобы, с одной стороны, убрать излишнюю жесткость, а с другой – не утерять дух игры?

- Лига очень много проводит совещаний, находится в постоянном диалоге по этой теме с профсоюзом игроков. Цель – чтобы игра была более чистая. На самом деле за последние 10 лет игра стала жестче и быстрее, что ведет к увеличению количества травм. А те игроки, которых мы называем, приносят большие доходы НХЛ и клубам, так как их хотят видеть болельщики. Сейчас это острая проблема.

Помимо Гавруса, у вас в «Динамо» есть еще один клиент – Шарль Лингле. Как складывалось ваше сотрудничество с ним?

- Если американцы в основном идут через колледжи, получают образование, чтобы потом иметь возможность выбрать между хоккеем и, скажем, бизнесом, то у всех канадцев, которые занимаются хоккеем, одна мечта – играть в НХЛ. Так что у Чарли была единственная дорога – через CHL. Но это трудный путь. Потому что в НХЛ всего 700 рабочих мест, а желающих их занять просто огромное количество. И в данной ситуации не все зависит от тебя. Много разных нюансов. Скажем, важно попасть к «своему» тренеру, который поверит в тебя и даст тебе шанс.

Поэтому, когда тебе 26-27 лет, а ты все еще играешь в АХЛ, ты должен понимать, что твои шансы уменьшаются. Клубы начинают смотреть более молодых ребят, ежегодно драфтуя новые таланты. И когда Чарли хотел провести в Северной Америке еще год или два, попробовать зацепиться в «Эдмонтоне» или «Сент-Луисе», я сказал, что уже целесообразно рассмотреть вариант в КХЛ. Потому что этот путь тоже может закрыться. Все команды хотят видеть игрока не на год, а на более продолжительный срок. И если ты адаптируешься в новой стране и новой лиге только к 36 годам, то это уже поздно.

Карьера Шарля в нашем клубе однажды прервалась. Почему в свое время «Динамо» отказалось от сотрудничества с нападающим и почему вы решились вновь привезти Лингле в Минск?

- Ему с самого начала понравился Минск, понравилась арена, понравились болельщики. Это важно для игрока из Северной Америки – легче адаптироваться, если условия приближены к «домашним». Опять же, здесь хорошо его семье. А если у тебя хорошо дома, у тебя хорошо и на работе.

Шарль – один из тех легионеров, кто принял гражданство Беларуси. Советовался ли он с вами относительно этого шага и что конкретно вы ему посоветовали в той ситуации?

- Когда встал вопрос, что он может играть за сборную Беларуси, я порекомендовал ему принять белорусское гражданство. Потому что это дает ему шанс сыграть на чемпионате мира. Это незабываемый опыт в жизни игрока, который дается раз в жизни. Особенно в ситуации, когда шанса играть за Канаду нет вообще.

Тем более, он играет в «Динамо-Минск», год за годом все ближе знакомясь с местными традициями, языком, страной в целом, и волей-неволей постепенно становясь в какой-то мере белорусом.

Сейчас у нашей сборной североамериканский тренер. Для Шарля это, как говорится, хорошая новость?

- Как сказать. Я знаю Дэйва Льюиса по тем временам, когда он работал в «Детройте». Нас было девять иностранцев – русские, шведы, чех. И подход был один: если ты, как игрок, важен для команды, то какой у тебя паспорт – не важно. Уверен, что с этих позиций Дэйв и подходит. Для североамериканцев тут никаких преференций нет.

У Дэйва цель сделать команду лучше, у Чарли цель – сделать команду лучше. Так что цели и задачи у них одни.

Есть ли у вас другие белорусские клиенты или, возможно, вы рассматриваете кого-то на будущее?

- Я вчера был на матче вашей юношеской сборной с французами. Обычно я не делаю выводы по одной игре, но… Знаю, что хоккей везде прогрессирует, и во Франции в том числе, однако в Беларуси этому виду спорта действительно уделяется особое внимание. И я ожидал увидеть немного другой результат.

Если ваша команда хочет попасть на более высокий уровень, а я уверен, что так оно и есть, то нужно показывать другой хоккей. Понятно, что ребятам по 17-18 лет, понятно, что бывают определенные спады, но хотелось бы видеть больше «огонька» в их игре. Могут не получаться определенные элементы, но старание обязательно должно присутствовать. Этот элемент я вчера не до конца увидел.

Да, есть интересные ребята. Но они интересны до определенного времени, которого каждому игроку дается не так и много – всего два-три года. И если это время упустить, в элите оказаться уже очень сложно. Чтобы конкурировать с теми же норвежцами, датчанами, не говоря уже о канадцах или россиянах, то важно правильно расставлять приоритеты. И если ты играешь хорошо в каждом матче, то на трибуне всегда найдется человек, который это заметит, какой-нибудь скаут. Вчера, например, матч смотрел Дэйв Льюис и его тренерский штаб. Для них тоже важно видеть, кто завтра может прийти в тренинг-кэмп национальной команды, пусть даже этому игроку сейчас и 18 лет.

Болезненная тема для нашего хоккея: драфт НХЛ. Белорусы довольно редко попадают на него, в частности, Гаврус был последним драфтованным игроком от нашей страны с 2012 года до нынешнего времени. Почему так низок интерес к нашему хоккею, хотя те же датчане или норвежцы, показывающие сравнимые результаты, пользуются за океаном гораздо большей популярностью?

- Дело в том, что Артур играл в Северной Америке. На каждом матче CHL сидит 20-25 скаутов разных команд. Их сразу видно: «Даллас», «Детройт», «Ванкувер», «Сан-Хосе»… И вот, допустим, кто-то из них попал бы, как я, на вчерашнюю игру, чтобы он увидел? Да, есть хорошие ребята. Но я могу сравнить их с теми, кто играет за океаном, и там таких 20-30 человек. Чтобы с ними соревноваться, надо показывать игру, и проходных матчей быть не может.

Скаутам важно видеть, что ты можешь выдержать сумасшедший график в 68 поединков в регулярном чемпионате плюс плей-офф. И что ты играешь против «Лондон Найтс», «Миссусага», «Сарнии» – против элиты юниорского хоккея. Поэтому важно играть там.

А как вы лично выбираете игроков?

- Для меня важен игрок и важен человек. В современном сумасшедшем хоккейном мире, когда есть очень вовлеченные родители, которые хотят увидеть результат здесь и сейчас, не понимая, что процесс этот долгий и терпеливый, я начинаю смотреть более глубоко, чтобы не упустить нюансы, которые могут вскрыться в дальнейшем. Поэтому я выбираю хоккеистов и по игровым, и по человеческим факторам. Для меня важно, чтобы эти два качества совпадали. Я не бегаю за игроками, не гонюсь за количеством. Если мне нравится игрок, я могу посмотреть его несколько раз, чтобы понять, насколько я готов с ним говорить, говорить с его родителями. И если я понимаю, что они знают больше меня, ради Бога, в мире есть много агентов. Таким образом я работаю.

Источник http://hcdinamo.by

Axion big center