ИГРА №1. МОНРЕАЛЬ 2 СЕНТЯБРЯ 1972.

ИГРА №1. МОНРЕАЛЬ 2 СЕНТЯБРЯ 1972.

Все было подготовлено для великого торжества канадского хоккея. Но приехали русские и все испортили...




КАНАДА - СССР - 3 : 7

Составы команд:

СССР: Третьяк; Гусев, Лутченко, Кузькин, Рагулин, Васильев, Цыганков, Ляпкин, Паладьев; Блинов, Мальцев, Зимин, Мишаков, Михайлов, Якушев, Петров, Харламов, Викулов, Шадрин.

Канада: Драйден, Бергман, Парк, Лапуант, Аурей, Силинг; Эллис, Ф.Эспозито, Джилберт, Хэдфилд,Курнуайе, Беренсон, Рателль, Хендерсон, П.Маховлич, Рэдмонд, Ф.Маховлич, Кларк.

Первый период:
1:0 Ф. Эспозито (Ф. Маховлич, Бергман) 0.30.
2:0 Хендерсон (Кларк) 6.20.
2:1 Зимин (Якушев, Шадрин) 1.40.
2:2 Петров (Михайлов) 17.28. (мен.)
Удаления: Хендерсон (подножка) 1.03; Якушев (подножка) 7.00; Михайлов (подножка) 15.11; Рагулин (подножка) 17.19.

Второй период:
2:3 Харламов (Мальцев) 2.40.
2:4 Харламов (Мальцев) 10.18.
Удаления: Кларк (удар клюшкой) 5.16; Лапуант (удар клюшкой) 12.53.

Третий период:
3:4 Кларк (Эллис, Хендерсон) 8.22.
3:5 Михайлов (Блинов) 13.32.
3:6 Зимин 14.29.
3:7 Якушев (Шадрин) 18.37.
Удаления: Харламов (высоко поднятая клюшка) 14.45; Лапуант (толчок руками) 19.41.

Лучшие игроки матча: СССР - В.Харламов; Канада - Б.Кларк.

Монреаль 18 818 зрителей

 


“...Итак, все позади. Около ста миллионов телезрителей следили за этой игрой в Советском Союзе. Несколько миллионов – в Европе. Более двадцати пяти миллионов канадцев и американцев смотрели ее у себя дома. А в “Форум” набилось почти двадцать тысяч ее живых свидетелей. Клянусь, что теперь они все до одного знают, что отчество Валерия Харламова – Борисович, а Владислава Третьяка – Александрович. Все было подготовлено для великого торжества канадского хоккея. Но приехали русские и все испортили, показав 60 минут такой игры, какая нам никогда не снилась. Они победили нас со счетом 7:3, и победили заслуженно.

Когда в 19.15 мы вышли на лед, я довольно сильно нервничал. “Форум” был словно наэлектризован. В зале не было ни одного свободного места. Всю разминку зрители приветствовали нас стоя, а когда на лед вышли русские, зал, к моему великому удивлению, устроил им такую же овацию. Меня это потрясло. Я плотно сжал губы. Спина напряглась. Мною овладела решимость. Мне казалось, что я готов к бою.

Мы начали очень резво. Пожалуй, слишком резво. Уже на тридцатой секунде Фил Эспозито посылает отскочившую шайбу в ворота Третьяка. Я успокоился. Находясь справа от Третьяка, Бобби Кларк чисто выигрывает вбрасывание, передает шайбу назад Полу Хендерсону и тот забрасывает ее в ворота. Третьяк даже не среагировал на бросок Пола. Два гола менее чем за семь минут. Неплохое начало...

Однако победить в этой встрече будет нелегко. Русские, кажется, взялись за дело. Они начали играть в пас, разыгрывая красивые комбинации. И вот Евгений Зимин забрасывает с пятачка ответную шайбу. Гол. 2:1. У них удаляется игрок, но нам не удается реализовать большинство. Снова удаление их хоккеиста, и опять они удачно обороняются. Где, о где наш Бобби Орр! Они забрасывают вторую шайбу. Борис Михайлов и Владимир Петров врываются в нашу зону против одного защитника и разыгрывают шайбу именно так, как они привыкли это делать на тренировке. Я отбиваю бросок Михайлова, но Петров добивает ее в ворота. Гол. 2: 2.

Отправляясь в раздевалку, я начинаю понимать, что игра будет долгой и трудной, более трудной, чем мы могли вообразить. В комнату вошел Гарри Синден; узел его галстука распущен, по лицу струится пот. “Мы играем в хоккей, – сказал он. – Вы что, ожидали чего-то другого?”. В комнате установилась напряженная тишина. Нет, нет. Ничего другого мы и не ждали. Конечно, нет. И все-таки – да. Но у нас же превосходная техника. Чтобы победить, нам нужно только одно: немного собраться. По тому, как Гарри сказал это, показалось, что и он рассчитывал на легкую победу. И вообще, сомневался ли кто-нибудь в том, что мы легко преодолеем сопротивление русских?

В этом усомнился Валерий Харламов. Он играл на левом крыле первой тройки советской команды и двигался с неимоверной быстротой. Находясь у противоположного борта, он получил шайбу от Александра Мальцева. Ушел от Рода Джилберта, обыграл Дона Оури. Совершенно неожиданно шайба проскакивает у меня между ног и влетает в ворота.
Русские повели 3:2. И тут они стали играть с нами в “ну-ка, отними”. Даже когда это нам удавалось и мы овладевали шайбой, ее отбирал у нас Третьяк. Трое наших выходят против одного русского. Возможность сравнять счет. Шайба попадает к Фрэнку Маховличу. Бросок. Третьяк накрывает шайбу. Гола нет. Потом Джилберт и Жан Рателль выходят вдвоем против одного защитника. Рателль пасует Джилберту. Третьяк чуть выходит вперед и берет шайбу.

В середине игры Харламов с Мальцевым опять врываются по центру в нашу зону. Харламов начинает обходить одного из наших защитников. Неожиданно, не закончив обводку, он бросает шайбу. Я среагировал слишком поздно, и шайба мимо моей перчатки влетает прямо в сетку ворот. Русские ведут 4:2. По окончании второго периода мы с опущенными голова ми катились со льда в раздевалку. Настроение у всех было странное. У нас будто гора свалилась с плеч. В течение этих двух периодов русские доказали, что они хорошая команда. Теперь в этом убедилась вся Канада. Проигрыш только этого матча, только одной встречи еще не будет для нас позором. Конечно, оценка придет позже. Сейчас и позора и угроз хоть отбавляй. Отныне нам предстоит бороться за свою жизнь в хоккее. Если два периода назад мы могли потерять все, то теперь терять нам уже нечего.

В начале третьего периода мы предприняли штурм их ворот, и Кларку в конце концов удалось сократить разрыв на одну шайбу. 4:3. Однако к этому моменту мы уже выдохлись и физически, и морально. Русские же, не сбавляя ни на секунду темпа, за последние семь минут игры забросили в наши ворота еще три шайбы. Окончательный результат встречи: СССР – 7, Канада – 3. “Катастрофой века” назвал эту игру один из руководителей НХЛ.”

                                                                                             К.Драйден “Хоккей на высшем уровне”