ИГРА №4. ВАНКУВЕР 8 СЕНТЯБРЯ 1972 ГОДА.

ИГРА №4. ВАНКУВЕР 8 СЕНТЯБРЯ 1972 ГОДА.

В раздевалке царило уныние. Русские вышли вперед, имея две победы, одну ничью и одно поражение...



КАНАДА - СССР - 3 : 5

Составы команд:

СССР: Третьяк; Лутченко, Кузькин, Рагулин, Васильев, Цыганков, Блинов, Мальцев, Михайлов, Якушев, Петров, Харламов, Викулов, Шадрин, Анисин, Лебедев, Бодунов, Паладьев.

Канада: Драйден; Бергман, Стзплтон, Парк, Эллис, Ф. Эспозито, Джилберт, Голдсуорси, Д. Халл, Хэдфилд, Курнуайе, Силинг, Уайт, Хендерсон, Аурей, Ф. Маховлич, Кларк, Перро.

Первый период:
0:1 Михайлов (Лутченко, Петров) 2.01. При численном превосходстве
0:2 Mихайлов (Лутченко, Петров) 7.29. При численном превосходстве.
Удаления: Голдсуорси (толчок руками) 1.24; Голдсуорси (удар локтем) 5.58; Ф. Эспозито (подножка) 19.29.

Второй период:
1:2 Перро 5.37.
1:3 Блинов (Петров, Михайлов) 6.34.
1:4 Викулов (Харламов, Мальцев) 13.52.
Удаления: Кузькин (подножка) 8.39.

Третий период:
2:4 Голдсуорси (Ф. Эспозито, Бергман) 6.54.
2:5 Шадрин (Якушев, Васильев) 11.05.
3:5 Д. Халл (Ф. Эспозито, Голдсуорси) 19.38.
Удаления: Петров (задержка) 2.01.

Лучшие игроки матча:
СССР - Б.Михайлов; Канада - Ф.Эспозито.

Ванкувер 15 570 зрителей

 

“На утреннем собрании Гарри заявил, что он опять будет использовать пять защитников вместо шести. Пятеро защитников, которых он назвал, не проявили особого энтузиазма по этому поводу, так как для таких игр действительно требуются шесть человек в защите, о чем они и сказали Гарри. Он согласился с ними, и в составе команды был восстановлен Билл Уайт.
Трудно не удивляться тому, что с нами проделывает Третьяк. Похоже, что о нем мы думаем и говорим больше, чем о каком-либо другом советском хоккеисте. Вот, что сказал сегодня утром Эдди Джонстон: “Силовое давление, судя по всему, нисколько его не беспокоит. И все-таки он не сверхчеловек. В конце концов придет и его черед. Пока он молод. И ему еще только предстоит узнать, что такое силовое давление на самом деле. Но посмотрите на него – вот он пропустил легкий гол, однако и вида не подает, что расстроен. Но это еще не все. Сколько раз он не давал шайбе отскочить. Вот у него в щитках застряла шайба, и все вокруг ждут, когда она упадет на лед, однако ничего подобного не происходит. Интересно, как бы у него пошли дела в НХЛ? Пока можно просто отметить, что уже сейчас он весьма успешно справляет я с лучшими из лучших в НХЛ. Я думал (и не я один), что, как только наши здоровенные парни откроют по нему огонь, он начнет поглядывать на дверь своей раздевалки. Я полагал, что наши ребята просто раздавят его. Черт возьми, ему всего-навсего двадцать, а что он делает с нами!”
Да, Третьяк отличился и на этот раз. Счет был 5: 3 в пользу СССР. Помню только улюлюканье в зале. Трудно признаваться в этом, но ничего не поделаешь – команда проиграла игру еще до начала встречи: в раздевалке все мы думали о том, как бы побыстрей отыграть здесь и уехать в Москву.
Русские сразу же повели в счете 2:0, забив два одинаковых гола уже на первых восьми минутах игры, когда Билл Голдсуорси оба раза отбывал наказание на скамейке штрафников. В обоих случаях Петров находился с шайбой слева от меня, затем отдавал ее назад на синюю линию Владимиру Лутченко. Лутченко смотрел по сторонам, ожидая, пока форварды займут подходящие позиции, и сильно бросал в направлении ворот. Первый раз шайба от клюшки Бориса Михайлова проскочила в сетку у меня между ног, а во второй – он же подправил ее в угол ворот. В обоих случаях я едва ли мог что-нибудь сделать.
После этого мы успокоились, и в начале второго периода Жильбер Перро обошел с шайбой одного из защитников, обыграл Третьяка и сократил разрыв – 2: 1.
Неожиданно я стал нервничать. Кто-то произвел безобидный бросок футов с двадцати; я легко поймал шайбу и рукой бросил ее на лед. По крайней мере я считал, что все в порядке, но шайба оказалась позади меня и покатилась в пустые ворота. К счастью, там оказался Дон Оури, который успел выбить ее в поле. Несколько секунд спустя я едва отбил еще один легкий бросок футов с сорока. Моя нервозность, правда, не стоила нам голов, однако она и не вдохновляла моих товарищей по команде.
Затем Юрий Блинов обыграл меня, выйдя к воротам вдвоем с другим нападающим, а спустя несколько минут гол с близкого расстояния забил Владимир Викулов, и неожиданно мы уже проигрывали со счетом 1:4. Играть дальше было бессмысленно. Болельщики Ванкувера как сумасшедшие освистывали нас. В одном конце площадки Третьяк буквально творил чудеса, спасая свои ворота, в другом стоял трясущийся Драйден, у которого ничего не получалось. Правда, голы русских были хорошими голами.
Нет сомнения, что и внешне я проигрывал из-за своей нервозности, хотя несколько раз был на высоте положения; тем не менее не думаю, что я смог бы взять хотя бы один из их бросков, закончившихся голами.
После игры Фил Эспозито дал интервью по национальному телевидению, в котором обрушился на канадских болельщиков, канадскую прессу и всех остальных за их отношение к игрокам команды Канады. “Мы делаем все, что можем, и выкладываемся до конца,– сказал Эспо,– и я хотел бы, черт побери, чтобы вы, люди, поняли это. Эти русские великие хоккеисты. Почему бы вам не оценить их по достоинству и не прекратить осыпать нас обвинениями?”
В раздевалке царило уныние. Русские вышли вперед, имея две победы, одну ничью и одно поражение, а следующие четыре игры состоятся в Москве. Фрэнк Маховлич был потрясен происшедшим. “Я готов поверить теперь во что угодно,– сказал Фрэнк.– После того, что русские сделали с нами в нашей игре здесь, в Канаде, боюсь, в спорте не осталось ничего святого. Если их кто-нибудь познакомит с американским футболом, они через два года разгромят “Далласских ковбоев” и выиграют первый приз”.
                                                                                                     К.Драйден “Хоккей на высшем уровне”.