ШОК В "ФОРУМЕ".

ШОК В "ФОРУМЕ".

Растерявшись в шумном "Форуме", и пропустив два гола, Третьяк и Советы пришли в себя...



Представьте пустые улицы, переполненные бары, рабочих и студентов, симулирующих болезнь, чтобы посмотреть или послушать по радио хоккейный матч. Но это не Канада 28 сентября, 1972, а Москва 2 сентября 1972 , та дата которую предпочитают вспоминать большинство русских, когда говорят о суперсерии-72.

"В 1960-ых  мы всегда били Канадцев на Олимпийских играх и чемпионатах мира," -  вспоминает в интервью 1992 года советский форвард Владимир Лутченко, -  "Но я часто слышал, что лучшие игроки были в НХЛ. Меня беспокоило, что мы не побеждали лучших."

Их представители прибыли в Монреаль заранее не для того чтобы попытаться сглазить Канадцев. Многие из той сборной Советов были не уверены в своих силах. Было решено не показывать в сборной фильм о канадских звездах перед серией игр из восьми матчей, чтобы не усиливать комплекс неполноценности многих Советских игроков. Перед самым началом серии, советские тренеры Всеволод Бобров и Борис Кулагин пригласили своих коллег Гарри Синдена и Джона Фергюсона в их гостинице в надежде собрать информацию. Но вследствие совместных возлияний ни одна из сторон на следующий день не помнила то, что обсуждалось в тот вечер.

Команде гостей не стоило волноваться. Неподготовленная Сборная Канады, подпитываемая самодовольными болельщиками и средствами информации готовилась преподнести себя гостям. "Мы думали что все что мы должны делать - демонстрировать шоу", - вспоминает Серж Савар в своей книге. Пачки донесений разведчиков были на столе сборной Канады.

Во время краткой поездки в Европу пара скаутов видела матч Третьяка, пропустившего восемь шайб в той игре, не зная , что возбужденный вратарь думал о предстоящей на следующий день свадьбе. Скауты не писали ничего конкретного, отмечая лишь, что единственный козырь Советов - это их физподготовка.

В России, этой серии предшествовала борьбы за власть в хоккейной иерархии, поскольку известный тренер Тарасов был заменен на Боброва. Бобров не был столь авторитетен для таких игроков, как Третьяк, который позже сказал, что Тарасов не упустил бы лидерство в серии.

Итак, в Канаде Русских явно недооценивали. И хотя Бобби Халл был вне законов НХЛ из за контракта с ВХА и не мог принять участия в серии, а Бобби Орр пропустил бы ее из-за травмы, но все верили что победа уже в кармане. Почти каждый канадец ставил на счет 8-0. Панч Имлэч сказал что домашние матчи будут выиграны с преимуществом в 5 или 6 шайб. Жаку Планту было так жаль молодого Третьяка, что за час до первой игры, он рассказал ему о манере игры лучших канадских снайперов, вроде Фила Эспозито и Фрэнка Маховлича.

Советы почти опоздали на свидание с хоккейной историей, прибыв в Монреальский "Форум" лишь за час перед игрой, Валерий Харламов вообще опоздал на автобус . Были слышны смешки в комментаторской, когда кто-то заметил что русские перед выходом на лед делают какие-то упражнения более подходящие игрокам в соккер.

Любое сопротивление самым большим звездам НХЛ казалось бесполезным, когда Эспозито добил отскок в ворота Третьяка уже через 30 секунд, а Пол Хендерсон сделал счет 2-0 в 6:32. Род Жильбер ерзал на скамейке волнуясь, что он не успеет забить свой мешок голов. Но к концу вечера он затаил дыхание вместе со всей страной.



Растерявшись в шумном "Форуме", и пропустив два гола, Третьяк и Советы пришли в себя. Они знали, что Канадцы еще не набрали нужных физических кондиций, проведя после трех недель отдыха лишь три двусторонних игры в качестве разминки. Советы воспользовались их слабостью, сравняв до конца периода и доведя его до 7-3 в матче.

Евгений Зимин остановил вечеринку в разгаре, а Владимир Петров забил в меньшинстве и скорость и точность Советов захватила инициативу в игре, сравняв счет. Во втором периоде, перед Северной Америкой впервые предстал Великий Харламов, забив два гола-картинки.

"Все мы были впечатлены, но никто не подал и виду", - вспоминает Гарри Синден в книге Красная Машина, - "Я редко видел, чтобы кто-то пошел на двух защитников НХЛ, и обыграв и обьехав их, -  забил гол."

Бобби Кларк, один из наиболее неунывающих игроков Канады, сократил разрыв в счете до минимума в начале третьего периода. Но из-за "шиканья" и освистывания с трибун сборная Канады пропустила три гола за пятиминутный отрезок. Кен Драйден, проигравший вратарь был одним из немногих игроков, кто вышел на послематчевое рукопожатие, международную традицию в хоккее.

        

В Москве, водка текла рекой. В нескольких миллионах домов Канады, в то воскресенье утром, люди просто оцепенели. "Я думал, что на нашем катке, с нашими болельщиками и отрывом в 2 шайбы, Советы будут сломлены,"-  сказал Синден, - "Я был ошеломлен."

После поражения страна кипела гневом. Все обвиняли дрянного тренера и жадных жирных котов НХЛ. Однако, национальное разочарование пошло на пользу Синдену. Он боролся с самодовольством команды начиная с начала подготовки к серии и теперь имел сплоченный коллектив. Именно с того ужасного вечера в Монреале Синден был в центре внимания игроков. Именно тогда началось строительство победы в суперсерии тысячелетия.